Как на Эхе Москвы рекламную(!!!) статью о научно-религиозном проекте забанили.

Что?

Именно так: я готов был заплатить деньги за размещение рекламной статьи на сайте Эха, были достигнуты все договоренности (в том числе финансовые), но когда я предоставил текст, сначала возникла заминка, потом типа технические проблемы, потом юридические, потом отказ.

(Переписка в WhatsApp. Имена заретушированы)

Следует отметить, что с момента, когда я задал вопрос (15:18), чат застыл непрочтенным. Спустя время я позвонил и на мой вопрос о причинах отказа (и можно ли что поменять) примерно через час я и получил список пожеланий (16:24).

Что же такого было в статье, что главред сайта (!) предложил мне "не рассуждать о Венедиктове в тексте"? На этот вопрос я предлагаю ответить тебе самому, благо проект о критическом мышлении. Замечу, что на рассуждении о Венедиктове во многом и строится статья, так что убрать Венедиктова означало уничтожить стержень и нерв произведения. В течение трех недель после отказа я предпринимал разные шаги, чтобы решить вопрос, пытаясь, в том числе, достучаться до Венедиктова, но безуспешно.

Короче, привожу статью, какой она должна была быть на сайте Эха Москвы. Отмечу, что текст в течение некоторого времени после отказа дописывался и корректировался, однако смею заверить, что в основном это касалось стилистических и второстепенных вопросов. Суть нисколько не менялась. И уж конечно, завязка на Венедиктова там сохранилась исходная. Равно как и мое отношение к Венедиктову. Просто я решил не вычеркивать три недели из жизни и использовать для пиара ту ситуацию, которая сложилась вопреки моим стараниям. Вот и дал делу ход через "цензуру на Эхе" рассчитывая на резонанс не меньший, чем принесла бы статья на сайте Эха.

Итак, многострадальный текст РЕКЛАМНОЙ статьи (плюс минус в том виде, в котором я показывал его рекламщикам и ждал увидеть на сайте Эха).


Макет баннера на главной странице сайта Эха. Если кликнуть, попадаем на страничку с содержимым ниже.